Интервью

В  ближайшее время политическая система страны будет проходить определенное испытание. Кризис может внести серьезные корректировки в общий политический расклад. Своими прогнозами на этот счет делится вице-президент российского «Фонда перспективного планирования», генеральный директор агентства массовых коммуникаций «Регион-медиа» Игорь Борисович Даченков.

- Еще несколько лет назад на политической арене страны присутствовал не один десяток партий. Сейчас – лишь несколько политических сил. Какие на ваш взгляд перспективы партийного строительства в России? Мы идем к двухпартийной модели США, либо у России собственный путь?

- Вот вы упомянули США. Но в Америке их путь к современной политической системе занял сто лет. Также как и в других странах. Поэтому вряд ли уместно сравнивать Россию и Запад в этом отношении – другой менталитет, политическая  культура. Хотя, стоит отметить, динамика развития политической системы в России достаточно высокая. За два десятка лет мы прошли сложный путь от существования единственной партии – КПСС, до современной модели, которая еще на стадии формирования.

  На сегодняшний день в России существует семь политических партий, которые инкорпорированы условно в два партийных блока: парламентские партии – «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия», непарламентские – «Правое дело», созданное из «осколков» СПС, «Гражданской силы» и Демократической партии России и две другие партии-«карлики»: «Яблоко» (лидер Сергей  Митрохин) и «Патриоты России» (лидер Геннадий Семигин). В нашей стране достаточно высокий, по мировым меркам, барьер для прохождения в Госдуму. Непарламентским партиям его преодолеть довольно проблематично. Поэтому у оставшихся «карликов» одна перспектива развития – интеграция с крупной политической силой и этот  процесс  был  активным в минувшем году.

 Все последние годы процесс партийного строительства в России полностью подконтролен Кремлю. И это  главная  особенность отечественного партогенеза, когда  основным субъектом  политики, в  том  числе партийного  строительства, выступает государство, а  не гражданское  общество. В  России, по  меткому  выражению историка и  правоведа Н. Эйдельмана, всегда  была «революция сверху».  Сначала было создание «Единой России» – мощного конгломерата из «Единства», «Отечества» и «Всей России», произошло объединение всей российской и региональной элиты. Затем на левом крыле был придуман балансир или  «спойлер» для КПРФ – «Справедливая Россия». Недавно путевку в жизнь получил еще один проект – «Правое дело». Играя в «управляемую демократию» мы демонстрируем Западу многополярность политической системы страны, хотя на самом деле оппозиционные партии, даже КПРФ, в определенной степени утратили свою политическую самостоятельность. Я думаю, что по  замыслу Кремля – главного политического режиссера – в  России к  следующему  масштабному выборному  циклу  2011  года  должно  остаться три-четыре  партии  в  рамках модели «правые-центр-левые».

- Насколько, по вашему мнению, устойчив тандем Медведева и Путина? В  последнее время многие  эксперты  говорят, что  не  все «ладно в  датском  королевстве»?

- Действительно, как говорят некоторые политологи, спустя год после президентских выборов, обнаружились первые признаки, что в так  называемой «тандемократии»  появились первые трещины. Я не склонен абсолютизировать эту  точку зрения. Мне кажется, что трещины проходят не в  диаде Путин-Медведев (премьер-президент), а, прежде,  всего в их окружении, в  аппаратных кланах. Признаки раскола можно обнаружить в экономическом блоке российской элиты. Например, министр финансов Алексей Кудрин скорее ориентирован на Владимира Путина, а глава Сбербанка Герман Греф – на Дмитрия Медведева. Что неудивительно, ведь преемником Путина стал не только нынешний президент, а целый пул государственных менеджеров – вице-премьеры, ключевые министры, руководители крупных госкорпораций, которым поневоле приходится выбирать своего «патрона». Неполный прошедший  год  для Президента  Медведева Д.А. стал хорошей  школой антикризисного менеджмента, закалил его, сделал  более  самостоятельной фигурой. Очевидно, что Медведев  образца мая  2008 и Медведев весны 2009 года – это  совершенно разные люди. Поэтому, скорее, раскола в  тандеме нет, но есть определенные предпосылки к нему. И кризис, если  он  будет  развиваться  по  нарастающей, может внести свои серьезные коррективы в существование политического  режима «тандемократии».

- Сейчас, в условиях кризиса, нарастают социально-экономические проблемы. Насколько кризис может повлиять на расклад партийных сил в России?

- В первую очередь серьезные проблемы могут начаться у «Единой России». И они уже начались – это показывают итоги муниципальных выборов и  выборов в областные законодательные собрания, которые 1 марта прошли в ряде регионов. «Единая Россия» постепенно, но  все же теряет голоса избирателей. В  ряде муниципалитетов партия власти проиграла своим конкурентам, например на выборах в  городское  собрание в Твери  коммунисты  набрали 49 %. Этому способствует не только экономический кризис, но и кризис власти. Вспомним, что случилось с партией «Наш дом – Россия», которую также называли «партией власти», в пору экономического коллапса. Будучи искусственным, аморфным образованием, она попросту исчезла с политического небосклона. Конечно, «Единая Россия» не канет в Лету, но значительные политические очки может потерять. В  любом  случае  кризис может  стать кризисом политических надежд, которые электорат связывал с  партией власти, что подстегнет социальную активность населения, неизбежно  приведет  к  политизации  общественного  сознания, росту  протестных  настроений. Все  это, в  конечном  итоге, может  отразиться на  результатах  голосования. Думаю, что  «Единая  Россия» в  ближайшее  время  серьезно  займется  пересмотром  своей  имиджевой  парадигмы, внесет  существенные  коррективы  в  позиционирование, персональный  пул  ньюсмейкеров от партии.

- В последнее время  ряд муниципальных  образований  в  России вносят изменения (поправки) в свои Уставы, которые  вводят институт назначения  так  называемых  назначаемых  глав  администраций  по  контракту  или сити-менеджеров. Насколько, на ваш взгляд, высока эффективность подобной процедуры управления территорией?

- Управленческая структура во главе с сити-менеджером аналогична дирекции крупного предприятия. Сити-менеджер выступает в качестве исполнительного директора, Дума – в качестве совета директоров, а выборный глава города – в качестве председателя совета директоров. Подобная структура отлично зарекомендовала себя на многих производствах. Но любой областной центр, крупный  город в  России, на  мой  взгляд,  более сложный организм, чем промышленное предприятие. Поэтому, система назначения сити-менеджеров пока проходит экспериментальную стадию и еще не раз будет подвергнута корректировке. В  любом  случае, необходимо  учитывать  разноплановость российских муниципалитетов с  точки  зрения масштаба, экономического  потенциала, ресурсной  базы, политических  традиций, конкретной  обстановки  на  местах. Безусловно,  то,  что  хорошо  для  провинциального  заштатного  городка  с  населением  в  несколько  десятков  тысяч,  может  быть  совершенно  неприемлемо  для  крупного  мегаполиса. Зачастую, введение  института сити-менеджера  происходит  как  дань  некой  моде  на  реформы. У  нас, например,  есть  регионы, где  сити-менеджеры  присутствуют  в  небольших  сельских поселениях. Представляете: выборный  глава, совет  депутатов  поселения и  сити-менеджер  со  своим  аппаратом на  300-400  человек  населения! Хотя, один  глава  вполне  мог бы  совмещать  функционал  собственно  главы  и  оперативного  менеджера по  текучке как  это  было до  недавнего  времени.

- ВЫ известный  в  российской профессиональной среде политический консультант и PR-технолог, восемь лет проработали  в  качестве директора по PR в известнейшем брендовом  агентстве «ИМА-консалтинг». Какие, на ваш взгляд, перспективы у политического консалтинга  и  вообще сферы «паблик рилейшнз» в России?

- Я  оптимист по  жизни, поэтому  всегда  считаю, что  будет  лучше. Перспективы  рынка  PR-индустрии, в  том  числе  политического  консалтинга, зависят от факторов, о  которых  мы уже  говорили выше: дальнейшей логики развития политической системы, экономической ситуации в стране, тенденций развития рынка консалтинговых услуг. Но перспектива всегда есть и будет, поскольку до тех пор, пока существует государство, власть, политика,а  главное  политическая и бизнес конкуренция, то всегда найдется место и для «продавцов интеллекта», специализирующихся на той или иной сфере знаний. Поэтому я бы не стал столь категорично говорить о «закате профессии». Я  слышу  про этот закат уже  несколько последних лет. Как  показывает практика, спрос на услуги политконсультатов в  России не  стал  меньше. Подобная тенденция обусловлена двумя факторами. Первый из них – традиционной  для  России интеграцией бизнеса и политики. Второй – универсальностью политических консультантов, как специалистов широкого профиля, обладающих знаниями и навыками как в PR-технологиях, так и в маркетинге и рекламе. При этом  формат их профессии  уникален, поскольку  любая  избирательная  кампания – это  всегда сложный и многоуровневый  управленческий  проект в условиях  сжатого  времени при  наличии гипер-ответственности за результат. Это прекрасная школа старт-ап проектов и своеобразная прививка  на  стрессоустойчивость. Более  того, сферой политического консалтинга, вполне  естественно, всегда  были не только выборные кампании.

  Если  же  говорить  о  бизнес-среде, то  за  последнее  десятилетие в  сознании  российского  бизнеса произошли  кардинальные  изменения  в  понимании  необходимости  маркетинговых  коммуникаций  и  связей с  общественностью в  качестве органичного  элемента развития. Именно в  последние  годы мы наблюдаем переход  количества в  качество – корпоративную эволюцию  в сторону системного управления деловой репутацией, формированием и  продвижением имиджа компании, реализации бизнес-проектов  с  высокой  степенью социальной  ответственности  и  т.д. Я  уверен, что его Величество   Кризис, который  многие  по  праву  называют эпохой  новых  возможностей, сыграет положительную  роль в просеивании  отечественного PR рынка. К  сожалению, эпоха «тучной  экономики», когда в  сегменте  консалтинговых  услуг подвизалось  огромное  количество псевдо-специалистов, зачастую банально осваивающих  бюджеты, закончилась. Очевидно, что в нашем  бизнесе  останутся подлинные профессионалы: остальные  отправятся  на  заслуженный  отдых либо  переквалифицируются  в  управдомы.

- Спасибо за  беседу! 

Оставить комментарий